Эвелина Блёданс эмигрирует в Америку

Эвелина Блёданс эмигрирует в Америку
У актрисы Эвелины Блёданс каждый день расписан по минутам. Актриса много снимается, при этом не забывает уделять внимание своему сыну Семену и мужу Александру. Нынешнее лето Эвелина проводит в Белоруссии, где полным ходом идут съемки нового сериала «Вдовы».

– Эвелина, когда вы уезжали из родной Ялты, предполагали, что добьетесь в жизни всего того, что у вас есть на сегодняшний день?

– Конечно, я уезжала, ожидая самых высоких результатов. Но тогда было совершенно другое время. Тогда был единственный журнал «Советский экран», на обложке которого мы видели Алферову, Караченцова, Абдулова.

Конечно, мы все, кто толкался у дверей театральных вузов, мечтали попасть на страницы этого журнала. Я не попала потому, что, когда стала чего-то добиваться в этой профессии, уже и журнал закрылся. Зато у меня теперь есть обложки огромного количества других журналов! Я считаю, что получила всё. И даже немножко больше! Могу себя назвать абсолютно счастливым человеком. Каждый день я благодарю Бога и говорю спасибо, что все так происходит в моей жизни.

Я недавно читала интервью одной звезды, которой задали вопрос: «А не боитесь ли вы рассказывать о своем счастье? Ведь вас может кто-то сглазить». Очень хороший прозвучал ответ, к которому я тоже могу присоединиться. Надо рассказывать людям, что так бывает, что бывают сказочные истории, что можно встретить принца – идеального мужчину, с которым будешь жить в прекрасном взаимодействии, рожать детей, которые будут радовать. Пускай люди об этом знают и стремятся к этому. А если вы спросите: «Эвелина, чего вам не хватает в жизни?» – я отвечу, что мне всего хватает. Мне не нужны частный самолет, вилла в Голливуде за тридцать миллионов долларов. Да, хочется интересной работы, но она меня обязательно найдет сама.

– Недавно показывали вашего одноклассника – первую любовь, – который находился, мягко говоря, в не совсем адекватном состоянии. Вы видели?

– Я была в шоке! Хотя сразу его узнала. Может быть, кого-то из одноклассников я могу уже и не вспомнить, но Лешу, который сидел на тротуаре сильно выпивший, я не могла не узнать. У меня было два поклонника, которые носили мои портфели и провожали из школы до дома. Я понимала и всегда знала, что в Ялте тяжело достигнуть каких-то высот и просто сохранить свое человеческое лицо, особенно мужчинам. Город-курорт дает такое ощущение, что можно не работать, а только отдыхать. Очень много людей спиваются. Мой одноклассник один из них. С другой стороны, у нас полстраны таких. Но когда видишь своих ровесников, особенно женщин, выглядящих, мягко говоря, не очень молодо, конечно, это немножечко удивляет, а с другой стороны, радует, что я для своего возраста неплохо выгляжу.

– Недавно вы шокировали своих поклонников, выложив фотографию в образе бабушки. Смелый шаг!

– Бабушку я играла на съемках. Сама упросила, чтобы мне дали эту роль. Потому что вначале предложили роль очередной красотки. Я прицепилась: дайте бабушку! Хотя это тяжело: мне делали грим два часа, потом, когда его сняли, кожа сморщилась, ее надо было реанимировать, чтобы дальше играть красоток. Все лицо было в прыщах, потому что, когда снимали грим, маленькие волосочки вырвались и все воспалилось. Я сегодня показала эту фотографию своему косметологу, и она сказала: «Эвелиночка, не надейтесь. Вы такой никогда не будете, учитывая ваше отношение к жизни и то, как вы следите за собой. Вам таких морщин не нажить никогда». Если у меня морщины появятся в 50 или 60 лет, конечно, это будет ужасно. А если после 70, то нормально. Вообще-то, я считаю, что надо естественно стариться, а не затягивать себе за уши веревочки, чтобы не пошевелить потом глазами и ртом.

– То есть пластические операции вы делать не намерены?

– На сегодняшний день не хочу. Если когда-нибудь посмотрю в зеркало и скажу: «Ой, у меня все очень плохо», если пойму, что пластической операции невозможно избежать, может быть, что-то и сделаю. Но сейчас делать не хочу.

Я уважаю и люблю Людмилу Марковну Гурченко, она, конечно, абсолютно уникальная женщина и актриса, но она полностью отдала свою жизнь служению искусству. Я к этому не готова. У меня есть дети, есть дом, есть любимый человек. Я не готова удалять себе ребра, ничего не есть, спать на спине с запрокинутой головой, чтоб не было морщин на шее. Я буду лучше спать, сворачиваясь в разные замысловатые позы, и просыпаться «с шарпеем» на руках, буду жить в свое удовольствие, потому что сцена и кино – далеко не все, что есть хорошего в моей жизни.

– А если муж попросит ради семьи уйти со сцены, вы сможете оставить карьеру?

– Если человек любит другого человека, он никогда не попросит его оставить то, что ему нравится. Хотя мы уже рассматривали варианты. Потому что профессия Саши предполагает не только работу в России: идеи нужны везде.

Я ему часто говорю: «Слушай, тебе надо в Америку, в Голливуд, там будут твои идеи как семечки расхватывать. У нас же в России все тупо: «Таня полюбила Ваню, пришла Маня и увела». Тут его идеи меньше востребованы, а там бы все было. И у нас есть такие наметки. Я не исключаю, что, когда Семен пойдет в школу и мы поймем, что ему лучше учиться не у нас, а в Америке, и у Саши будут перспективные предложения по работе, наверное, я скажу: «Да, ради вас двоих я принесу себя в жертву». Но я не думаю, что это будет жертвой. Потому что все равно в той же Америке я смогу найти себе применение: буду вести на русскоязычном канале программу, куда будут приходить наши артисты, или стану работать на радио. Быть домохозяйкой вряд ли смогу!

– Эвелина, а как вы относитесь к закону о гей-пропаганде, который принимают в нашей стране?

– Я, честно говоря, в этих законах не очень сильна и не участвую. Лично я отношусь к геям совершенно нормально и лояльно. У меня огромное количество друзей, которые являются людьми нетрадиционной ориентации, как мальчиков, так и девочек. Главное – чтобы человек был хороший. А кто, с кем, как и в какой позе, кому какая разница? Что вы лезете? Это личная жизнь каждого человека. Конечно, нельзя это пропагандировать, вешать плакаты. Но и запрещать не нужно. Запретный плод всегда сладок. Хотят гей-парад? Пускай идут. У нашей молодежи нет, что ли, Интернета и они не могут посмотреть, как это все проходит в Америке или Голландии? В Америке, в Сан-Франциско, они могут жениться и официально жить. Но от этого же в Америке не становятся все геями. Это свобода и демократия!

– Но ведь они хотят иметь возможность усыновлять детей!

– Да пускай усыновляют. Но только в том случае, если они готовы этим детям дать хорошее образование и воспитание!

– Совсем скоро исполнится три года со дня вашего знакомства с мужем Александром. За это время ваши отношения изменились?

– Конечно, но только в лучшую сторону. Саша меня постоянно удивляет. Хотя ему даже не надо особенно стараться, потому что у него столько много разных придумок! Не зря же он фактически единственный в нашей стране продавец идей и смыслов. В общем-то, у нас в стране и профессии такой нет. А Семин так обнаглел, что сидит, придумывает идеи и получает за это очень приличные деньги. У него этих идей полно!

Поэтому и у меня всегда в достатке веселья. Саша мне пишет стихи. Я конечно же тоже стараюсь ему достойно отвечать, но у меня не всегда получается так хорошо. У него всегда с юмором, с подколками, но в то же время лирично и нежно. За это я Сашу и обожаю!

– Психологи говорят: чтобы сохранить семью, над отношениями нужно ежедневно работать!

– Моя работа – это то, от чего я получаю огромное удовольствие. Я еще в институте всегда удивлялась: «Ты выходишь на сцену, кайфуешь и еще получаешь за это деньги». То же и в отношениях. Что значит «работать»? Тебе хочется написать приятную эсэмэску любимому человеку, сделать ему какой-то сюрприз, купить какой-то прикол, и ты это делаешь. Но это ведь не работа, а удовольствие. Не надо работать над отношениями – надо просто любить!

– Многие мужчины жалуются, что после рождения ребенка женщины уделяют им меньше внимания. Появление Семена укрепило ваши отношения?

– Появление Семена конечно же сплотило нас еще больше. В любой нормальной семье рождение малыша – это, безусловно, плюс для отношений. Конечно, первые полгода было тяжеловато: Семен постоянно просыпался ночью, плакал, чего-то хотел. Саше в тот момент, конечно, меньше доставалось внимания и любви. Потому что физически было трудновато. Мы же привыкли жить друг для друга, для двоих, а тут появился третий человек, с которым нужно разделить свою любовь. Это внесло некоторые коррективы, пришлось поделиться этой любовью, но ее оказалось достаточно много, чтобы ничего не потерять.

– Вы в курсе, что многие вас осуждают за то, что берете Семена с собой на съемки, завели ему блог в Интернете, выставляете фотографии?

– Естественно! Раньше могли меня пинать, говоря, что у меня силиконовые губы, что я надела слишком короткую юбку, что у меня много любовников. Теперь появилась другая тема. В Интернете же больше любят ругать, а не хвалить. Но у нас в твиттере больше шестнадцати тысяч человек, которые нас любят и не устают писать хорошие слова. И таких людей только прибавляется. Сегодня одна мамочка написала: «Я бы мечтала, чтобы у моего сына была такая мама, как вы!» Сейчас у Семена не только русскоязычные поклонники. Пишут со всего мира. Даже на японском языке.

– Как складываются ваши отношения с Марией Ароновой, которая нелицеприятно высказалась о детях с синдромом Дауна?

– Да никаких у меня с ней отношений нет. Конфликт уже закончился, и бог с ним. Пускай Мария живет своей жизнью. Я знаю, что ее до сих пор этим вопросом мучают. Она жаловалась на это одной нашей общей подруге. Я пообещала, что эту тему муссировать впредь не буду. Она очень хорошая актриса. Это все.

– В прошлом году вы рассказывали о непростых отношениях со старшим сыном Николаем, который после вашего замужества с Александром решил остаться жить с отцом.

– Наши отношения нормализовались. Весной я ездила к Коленьке на присягу к Стене плача. Было большое мероприятие, мы встретились, замечательно пообщались, все было красиво и чудесно. Он продолжает служить, но приехать не может, так как служащих не отпускают в другие страны. Мы переписываемся, у нас хорошие отношения. Как отслужит, так и повидаемся!

– А с бывшим мужем – отцом Николая – общаетесь? «Здравствуй» при встрече говорите?

– Конечно, говорим! У нас есть общий ребенок и была договоренность изначально, что мы делим все заботы и расходы по его воспитанию на двоих. Поэтому все, что касается Николая, мы обсуждаем. Я думаю, что после развода мужчина и женщина могут общаться, и тому миллион примеров. У нас нет надобности дружить, дружить очень сильно, но мы не враги.

– Говорят, что вам предлагали поучаствовать в «Вышке», но вы отказались. Почему?

– Да, предлагали. Но я сказала, что не больная. На тот момент я еще кормила грудью Семена, не думаю, что удары о воду могут принести какую-то пользу. Мне кажется, это безумно рискованно! Хотя мой товарищ Садальский даже судит все это дело. Слышала, что он трусы семейные подарил Фомину, чтобы он попу на всю страну не показывал (смеется). Но я не жалею, что этот проект прошел мимо меня. В моей жизни будет еще много профессиональных и человеческих высот!
5( 1)

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Напишите icefm по русски
Ответ:*

НОВЫЕ ТРЕКИ
Новые треки за 10 дней не добавлялись
КТО ОНЛАЙН
Сейчас на сайте: 6
Гостей: 6
Пользователи: - отсутствуют
Роботы: - отсутствуют
 Здесь были: 

АВТОРИЗАЦИЯ НА САЙТЕ